Русская версия
РУС
English version
ENG
Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Сентябрь-2010: олимпийский интерес российских и зарубежных компаний — участников Международного инвестиционного форума «Сочи-2010» (3492)
Ванкувер слезам не верит (3342)
Максим Федоров, главный редактор Издательского дома «МедиаЮг»  
Флаги в руки (3324)
Ирина Дымова  
В лучах славы (3266)
Спортивный всеобуч (3590)
Мотор! (3312)
Лото по-русски (3489)
Здравствуй, Дедушка Мороз! (3466)
Три года — как три дня (3736)
Максим Фёдоров  
«Ничего плохого в адрес Сочи руководители олимпийских структур публично говорить не могут и не будут» (3426)
Максим Фёдоров  
«Новострой XXI»: уровни ответственности (5191)
Настройка на созидание (3915)
Сергей Семёнов  
Лакировка олимпийской действительности (3285)
Энергетическая башня (3381)
Игры с французским акцентом (4833)
И «звезда» с «звездою» говорит (3311)
Елена Яковлева  
Олимпийская миссия БОЛАРС (3386)
Идея бизнеса (3667)
Индустрия гостеприимства (3636)
Олимпийская дружба народов (3452)

Олимпийский Эрмитаж

№ 3-4 (2010)
Количество просмотров: 3892
Версия для печати


Креативный проект собрал бы под одной крышей спортивные артефакты и рассказал о состязательной культуре античной эпохи России. Сейчас они растворены в запасниках различных музеев, констатирует старший научный сотрудник археологического музея-заповедника «Танаис» Валерий Чеснок, предложивший создать в Сочи Олимпийский музей.

Журнал «Вестник Олимпиады» поддержал Валерия Чеснока и в №3 опубликовал его открытое письмо к президенту России Дмитрию Медведеву. В ответ на публикацию в редакцию пришел ответ из Министерства культуры РФ: «Минкультуры поддерживает идею широкого показа шедевров античного искусства из коллекций федеральных и региональных музеев Российской Федерации, пропагандирующие древние олимпийские традиции, особенно в период подготовки и проведения зимней Олимпиады 2014 года в Сочи». Но — «необходимо тщательно проработать правовые аспекты создания подобного музея». В том числе с учетом специальной статьи о неделимости музейных коллекций. Пока чиновники размышляют о всевозможных препятствиях, команда музейщиков-энтузиастов собирает вокруг себя единомышленников.

«Чем Олимпийский музей хуже барсов?»

— Валерий Федорович, в Краснодарском историко-археологическом музее-заповеднике открылась выставка «Олимпийский маршрут России». Это событие как-то связано с Олимпийским музеем?

— Это некий эскиз будущего Олимпийского музея. Но первая ласточка вспорхнула в Та-наисе — в экспозиции представлены большей частью артефакты, найденные на донской земле. Одна из ярких остановок олимпийского маршрута — Елизаветовское городище, где была найдена панафинейская амфора, хранящаяся сейчас в коллекции Эрмитажа. Там же находятся две аналогичные кубанские амфоры. Сам факт такой находки доказывает: наши люди участвовали в состязаниях в Панафинии и получали призы!

— Не исключаете такую возможность, что амфоры были куплены у заморских торговцев?

— Надо учитывать психологию древнего спортсмена. Для него приз за спортивную победу был священным. Лавровый венок, который вручали победителю на соревнованиях, хранился десятилетиями. Амфоры, как видим, — несколько веков.

— Ваша идея тематической спортивной концентрации музейных экспонатов предполагает участие в проекте разных музеев, вплоть до Эрмитажа. Вы сам музейщик и прекрасно знаете профессиональную кухню. Думаете, коллеги будут содействовать?

— Хорошо бы, чтобы к этой идее подключился Эрмитаж, в котором хранятся многочисленные находки из раскопок античных городищ России. Некоторые экспонаты связаны с темой состязательной культуры. Однако локальные переговоры не дадут результатов. Столь масштабный проект может быть осуществлен только с участием правительства. Коллеги поддерживают начинание, но делиться экспонатами они не могут, пока не будет на то соответствующего разрешения Министерства культуры РФ. Но и этот барьер преодолим: есть, например, практика обмена выставками на пять-шесть лет.

— Где, кроме Эрмитажа, можно увидеть памятники спортивной культуры?

В музее-заповеднике «Танаис», в Горгиппии (Анапе. — «Вестник»), на Тамани, в Краснодаре, Одессе, Керчи, Херсонесе… С украинскими музейщиками уже ведутся переговоры, и в их лице мы тоже находим единомышленников. Олимпийский музей в Сочи мог бы стать площадкой для временных экспозиций спортивных памятников и других стран Причерноморского бассейна, связанных общими античными корнями, — Болгарии, Турции, Грузии, Абхазии… Такого в музеях Европы нет. Другой вопрос — механизм передачи или обмена. Этот вопрос уже не в компетенции работников музея. В Сочи сейчас реализуется незаурядный проект по возрождению популяции барсов. Питомник для них стал природным олимпийским объектом, который курирует государство и лично премьер Путин. Как вы понимаете, зоологи и экологи не потянули бы столь сложный и долговременный проект без мощной поддержки. А чем Олимпийский музей, в котором будет собрано наше историческое наследие, которое мы теряем, хуже барсов?!

— Вы написали открытое письмо президенту Дмитрию Медведеву. А к руководителям рангом пониже пытались достучаться?

— Я рассудил так: провинциальный чиновник побоится брать на себя ответственность, федеральный чиновник пожмет плечами: какой такой Олимпийский музей? Я рассчитываю на нового президента Олимпийского комитета России Александра Жукова. Он на стартовом этапе, ему будут интересны подобные инициативы.

— На одном из информационных порталов Сочи я прочитала заметку со ссылкой на журнал «Вестник Олимпиады» об идее научного сотрудника Валерия Чеснока создать в их городе Олимпийский музей. Это и все, что знает город о вашем плане?

— Конечно, нет. Во-первых, в Сочи с большим успехом прошла презентация книги «Священная ветвь оливы, или Боги и герои античных стадионов на юге России». Кстати, ее мы написали до объявления Сочи столицей Олимпийских игр.

Во-вторых, в Сочи у нас тоже есть единомышленники. Ведь Олимпийский музей должен стать грандиозным олимпийским объектом. Не для однособытийного использования. В идеале по территории он должен быть сродни стадиону и состоять из нескольких комплексов — подлинные экспонаты, их копии, историко-природная часть.

Две трети музея должно составлять игровое пространство. В нем можно было бы смоделировать различные ритуальные формы, связанные с античными состязаниями, поиграть в древние спортивные игры. Для этого необходимы копии античных произведений искусства, которые отображают философию спорта, а для древних спорт был мировоззрением, которое включало в себя судьбу личности и государства. Историко-природная часть предполагает создание Священной рощи. Доцент кафедры общей географии и биолог ЮФУ Ирина Черкашина уже моделирует подобную рощу в Танаисе. За основу мы взяли китайский тополь (он не дает пуха. — «Вестник»), а в одном из сочинских санаториев мы обнаружили аналог Священной рощи, в которой растут лавры. Идеальная площадка для Олимпийского музея!

100 амфор для победителя

Иван Некрасов, участник выставки «Олимпийский маршрут России», коллекционер керамики:

— Идея Валерия Чеснока упала на благодатную почву — олимпийская тематика сейчас актуальна. Правда, спортивных артефактов не так уж и много, их привезли в Краснодар из музеев Анапы, Темрюка, Танаиса. Идея выставки — показать жизнь греков, прародителей Олимпийских игр. По керамике хорошо прослеживается история их спортивных достижений. Спортивные артефакты можно разделить на три группы: шарообразные сосуды без ножки — арибаллы, алабастры, бомбиллии — в них хранили масло, которым спортсмены натирались. По многообразию этих принадлежностей можно судить о роли физкультуры и спорта в древности. Сосуды расписывались сценками из бытовой, спортивной жизни, и один был краше другого. Вторая группа — бытовая керамика с изображениями спортивных состязаний — говорит о том, что спорт был близок любому греку. Третья группа — призы. Традицию вручать победителю амфору придумали в Афинах. В других городах вручали венки: лавровые, сосновые, даже из сельдерея. Амфоры-призы получили название Панафинейских. Все они были стандартной формы: на одной стороне была изображена Афина, на другой — сцена из соревнований. Присутствовала обязательная надпись, уточняющая, что это — приз. Борец получал сосуд с изображением поединка; спортсмен, соревнующийся в беге, — соответственно амфору с бегунами. Элитным видом спорта считались гонки на колесницах. Победителю могли вручить до 100 тематических амфор. Примечательно, что награждали не жокея, а владельца лошадей. Бывали случаи, когда лошадь сбрасывала всадника, и, если приходила к финишу первой, считалась победительницей. Эти сценки тоже изображались на амфорах. Имелись еще и сувениры для публики — маленькие амфоры и точные копии призов. Их мог купить любой желающий. Правда, на этих сосудах отсутствовала заветная надпись «приз». Было ясно, что амфора куплена, а не заработана кровью и потом.

Для стационарного музея свои экспонаты не отдадим

Ирина Мельникова, директор археологического музея в Анапе:

— Создание Олимпийского музея — замечательная идея. Она продолжает главную идею олимпийского движения — мира, красоты, здоровья. Конечно, нужны не временные выставки, а стационарный музей. Я думаю, он должен располагаться в Анапе: именно в нашем городе проходили состязания, созвучные Олимпийским играм. Они назывались Гермеи — в честь бога Гермеса. В Горгиппии установлена мраморная стелла, на которой в течение двух веков были высечены имена 226 победителей.

Экспонаты из коллекции нашего музея составили основную часть на выставке «Олимпийский маршрут России». В частности, мы представили найденные в античных склепах бронзовые стригели — скребки, которыми спортсмены очищали свое тело, расписной кратер — чашу в виде перевернутого колокола, другие сосуды с росписью на спортивную тему. Для стационарного музея, который будет находиться в другом городе, мы, конечно, наши памятники не отдадим. Они находятся у нас на государственном хранении, и мы не заинтересованы в том, чтобы наши экспозиции были оголены.

Олимпийский маршрут как турпродукт

Олимпийская тема — прекрасная возможность для развития туризма, считает Валерий Чеснок. Он предложил разработать олимпийский маршрут: Танаис — Красная Поляна с остановками в Елизаветовском городище, Тамани, Анапе. Идея заинтересовала туроператоров — участников круглого стола, организованного ИД «МедиаЮг», издателем журнала «Вестник Олимпиады».

«Новый туристический продукт будет выгоден как с познавательной точки зрения, так и с экономической. Но нужна его детальная проработка и рекламная кампания», — уверена генеральный директор компании «Татьяна Трэвел Тур» Татьяна Дощенко. Генеральный директор туристско-сервисной фирмы «Тихий Дон» Надежда Фомина доверила бы разработку программы нового маршрута представителям научной школы, например Южного федерального университета (ЮФУ). В свою очередь туроператоры определили бы аудиторию, которой он будет интересен. Разработать турпродукт должен непосредственно туроператор, настаивает начальник информационно-аналитического отдела Департамента развития малого и среднего предпринимательства и туризма Ростовской области Инна Шинкина. Но прежде необходимо сформировать содержательную часть маршрута, обучить экскурсоводов и создать для начала хотя бы минимальную инфраструктуру. «Чтобы понять, насколько привлекателен маршрут, выявить его потенциал, нужно организовать инфотур для туроператоров», — предложила Шинкина. Доцент кафедры общей географии ЮФУ Ирина Черкашина заметила, что работа по созданию нового турпродукта уже идет. «Мы посчитали: на 20 человек трехдневный инфотур по олимпийскому маршруту составит 59 тыс. рублей», — сообщила она. «Заинтересованные туроператоры готовы самостоятельно оплачивать своим менеджерам участие в инфотуре по олимпийскому маршруту, чтобы подробно изучить данную тему и оперативно сформировать турпродукт», — внесла ясность Татьяна Дощенко. Валерий Чеснок видит успех олимпийского маршрута лишь при взаимодействии с властью: «Важна не только содержательная часть, но и организационная, и административная».


Автор: Ирина Варламова