Русская версия
РУС
English version
ENG
Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Сентябрь-2010: олимпийский интерес российских и зарубежных компаний — участников Международного инвестиционного форума «Сочи-2010» (3492)
Ванкувер слезам не верит (3342)
Максим Федоров, главный редактор Издательского дома «МедиаЮг»  
Флаги в руки (3324)
Ирина Дымова  
В лучах славы (3266)
Спортивный всеобуч (3590)
Мотор! (3312)
Лото по-русски (3489)
Здравствуй, Дедушка Мороз! (3467)
Три года — как три дня (3736)
Максим Фёдоров  
«Ничего плохого в адрес Сочи руководители олимпийских структур публично говорить не могут и не будут» (3426)
Максим Фёдоров  
«Новострой XXI»: уровни ответственности (5191)
Настройка на созидание (3915)
Сергей Семёнов  
Лакировка олимпийской действительности (3285)
Энергетическая башня (3381)
Игры с французским акцентом (4833)
И «звезда» с «звездою» говорит (3311)
Елена Яковлева  
Олимпийская миссия БОЛАРС (3387)
Идея бизнеса (3667)
Индустрия гостеприимства (3636)
Олимпийская дружба народов (3452)

«Я раньше тоже полагал, что деньги могут обеспечить все»

№ 3-4 (2010)
Количество просмотров: 3550
Версия для печати


После Ванкувера тренерский штаб национальной сборной по биатлону изменился практически полностью, обеспечить триумф россиян в Сочи им помогут иностранные коллеги, рассказал в эксклюзивном интервью «Вестнику» двукратный олимпийский чемпион, член правления СБР Дмитрий Васильев.

— По прошествии нескольких месяцев изменилась ли ваша оценка выступления российских биатлонистов на Олимпиаде в Ванкувере?

— Думаю, выступление можно назвать удачным. План, который перед нами ставили, — по две медали каждого достоинства, — мы почти выполнили. Главное, мы выполнили план по золотым медалям. Другое дело, что от ребят ожидали несколько иных результатов. Чуть лучше. К сожалению, не получилось. Разочаровало выступление Анны Булыгиной, которая должна была выиграть медаль в спринтерской гонке. Ольга Медведцева упустила «бронзу» в масс-старте из-за того, что провела целых 45 секунд на огневом рубеже. Антон Шипулин на своем этапе в эстафете последний круг прошел слабо. От Евгения Устюгова «золото» ушло в индивидуальной гонке: стреляя, он попал в габарит, и мишень не закрылась. Обилие четвертых мест несколько смазало общее впечатление от выступления. Но в общем выступили хорошо. Мы всегда считались фаворитами в биатлоне и марку свою подтвердили. Сейчас можно услышать: «Биатлонисты спасли Россию от полного позора в Канаде». Отчасти это преувеличение, но отчасти так и есть.

— В конце мая прошли тренерский совет и заседание правления СБР. Какие официальные выводы сделаны по итогам Ванкувера?

— В течение этого сезона были выявлены определенные недостатки в работе и спортсменов, и тренеров. По классической схеме, после этапа Кубка мира в Атхольце команды остаются в горах. Пребывание на высоте дает эффект высокогорья, спортсмены после этого выступают очень хорошо. Наша же команда этого не сделала. Часть спортсменов готовилась в одном месте, часть в другом, часть вообще спустилась вниз. Логики в поступках тренеров не было никакой. Неровное выступление наших девушек в лыжегоночной подготовке в Ванкувере как раз и явилось следствием такого нерационально спланированного последнего этапа подготовки.

— А что на это говорят сами тренеры?

— Они объяснили, что такой сценарий показался им наиболее подходящим. Каждый спортсмен выбрал для себя оптимальный вариант тренировок, и тренеры просто пошли им на встречу. Этого нельзя было делать. На поводу у спортсменов в ответственный завершающий период подготовки идти не принято. Спортсменам хочется где-то себе слабину дать, создать для себя условия полегче, поэтому тренер должен обладать жесткой волей. К сожалению, тот тренерский состав не смог этого сделать.

— Сейчас сформирован новый тренерский штаб. Насколько существенно он изменился?

— Практически на 80 процентов. У мужчин в составе сборной остался Юрий Преображенцев, у женщин — Сергей Ефимов и Николай Загурский. Остальной состав весь поменялся. С женщинами теперь будут работать Анатолий Хованцев, помогать ему станет Сергей Коновалов.

Хованцев — известный специалист: достаточно вспомнить, как замечательно выступали под его руководством Сергей Чепиков, Сергей Тарасов, Владимир Драчев, Виктор Майгуров — обладатели медалей на Олимпийских играх и чемпионатах мира. Хованцев зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. И даже после того как прежнее руководство, мягко говоря, попросило его уйти, он смог найти себя в команде Финляндии, которую возглавил. Спустя два года воспитанник Хованцева завоевал «золото» чемпионата мира в Словении.

Сергей Коновалов — бывший спортсмен, очень грамотный и думающий тренер, два года работавший с молодежной командой. Таким образом, было принято решение объединить колоссальный опыт Хованцева и рвение молодого специалиста Коновалова. Мне кажется, что этот тандем должен дать свои плоды. В тренерский штаб мужской сборной вошли также Михаил Ткаченко и его бывший ученик, прославленный спортсмен Валерий Медведцев. Учитывая, что учитель и ученик хорошо понимают друг друга, думаю, и эта связка будет эффективной. Смена тренерского состава связана не с тем, что мы недовольны работой старого коллектива. Просто команде необходимы перемены, нужно вдохнуть в нее свежие силы. Спортсмены привыкают к одним и тем же людям, тренировкам — и эффективность серьезно снижается. Новым тренерам дан шанс проявить себя, а спортсменам — почувствовать новую методику подготовки.

— Так что же нового планируется внести в тренировочный процесс?

— Отчасти эта информация закрытая, я не могу ею поделиться. Скажу лишь, что будут привлечены все передовые методики, включая медицинские услуги. СБР заключил долгосрочный договор с федеральным медико-биологическим агентством, мы ожидаем от него существенной помощи. Будет возрождена комплексная научная группа, существовавшая в советские времена. Планируем проводить семинары для регионов, чтобы доносить до них самую свежую информацию о происходящем в мировом биатлоне и, естественно, о методиках подготовки спортсменов. Работа с регионами очень важна, ведь подпитка основного состава национальной команды идет оттуда.

— Многие специалисты высказываются за то, чтобы привлечь к работе с командой иностранного тренера. А ваше мнение?

— Я категорически против. Считаю, это должен быть наш специалист, знающий нашу специфику, менталитет, традиции российского и советского биатлона. Мы сейчас находимся не в столь плачевном положении, когда жизненно необходимо привлекать специалиста извне. Другое дело, что опыт иностранных коллег можно использовать в тех элементах подготовки, в которых мы отстаем. В Германии, например, во главе команды стоят отечественные тренеры, а иностранные им помогают. Кати Вильхельм, единственная в истории обладательница трех золотых наград, технику лыжного хода отрабатывает с наставником из Норвегии. Возможно, целесообразно и расширить тренерский состав российской сборной, но этот вопрос нужно обдумать. Не надо бояться вносить что-то новое, но и не надо шарахаться в разные стороны.

— Между тем руководство СБР уже сделало первый шаг и пригласило норвежского специалиста Томаса Альсгорда. Он сначала дал добро на работу с нашей командой, а потом неожиданно для всех отказался. Как думаете, с чем связан его отказ? Было ли на него оказано давление норвежской стороной?

— Сложно сказать. Но все, в том числе и я, склоняются к тому, что норвежская корпоративность взяла верх. Думаю, давление было очень серьезным, раз Альсгорд смог отказаться от такого заманчивого предложения поработать с российской национальной командой за довольно солидное вознаграждение. У нас есть такой изъян, как техника передвижения по дистанции. Альсгорд как раз должен был отвечать за эту часть подготовки. Норвежцы понимают, что, если мы подхватим методики, которыми они владеют, и будем применять их в биатлоне и лыжных гонках, им уже будет намного сложнее с нами воевать.

— Есть ли у СБР альтернатива Альсгорду? Сумеет ли наша сборная подтянуть технику лыжного хода к следующему сезону?

— Думаю, да. Результаты, которые показывают наши спортсмены, — уже хорошие, но если мы и здесь подтянем, они будут еще лучше.

В биатлоне борьба сейчас идет за каждую секунду, полсекунды, десятые доли секунды. Техническая же часть дает очень серьезную прибавку — происходит экономия сил и повышается скорость. Поэтому, конечно, норвежцам невыгодно, чтобы мы компенсировали этот резерв за счет технической подготовки. Сейчас мы находимся в стадии поиска такого специалиста, уже есть несколько кандидатур, но я пока не могу их назвать. Ведутся переговоры. Уверен, мы найдем замену не хуже.

— Наша сборная под руководством команды Михаила Прохорова провела полноценный сезон. Как вы оцениваете работу этой команды? Что изменилось в биатлоне с приходом Прохорова?

— Если бы такие команды, как команда Прохорова, пришли во все виды спорта, то, я уверен, через четыре года наша страна была бы самой сильной спортивной державой. Основное здесь, как оказалось, не деньги. Я раньше тоже полагал, что достаточное количество денег может обеспечить все. Однако существуют и более важные вещи, например организация процесса работы. Когда все составляющие складываются вместе, получается очень сплоченная, сильная команда. Требования к спорту в мировом масштабе изменяются и становятся настолько высокими, что то, чего хватало десять лет назад, сейчас вызывает смех. Старые методики уже не годятся, поэтому, даже имея сильных спортсменов, результата можно не получить. Команда Прохорова прежде всего привнесла современный подход к делу. Считаю, российскому биатлону очень повезло быть первым, чтобы остальные виды спорта с нас впоследствии брали пример — как, имея четко отлаженную систему, можно планировать и творить чемпионов.

— Вы говорите о том, что цель СБР — сделать биатлон спортом номер один в стране. Сейчас он хоть и не много, но уступает по популярности футболу и хоккею. Думаете, ситуация может измениться?

— При грамотном подходе это возможно. Я считаю, что большой акцент необходимо сделать на работу с регионами. Биатлон — очень увлекательный вид спорта. Сейчас в планах СБР есть идея развивать народный биатлон. Его можно организовать на любом стрельбище, не обязательно на стадионах такого класса, как в Ханты-Мансийске или Уфе. Другое дело, что самих стрельбищ должно быть больше. Их можно оснастить необходимым оборудованием, винтовками, патронами, пригласить инструкторов, проводить интересные мероприятия, эстафеты. Уже сейчас популярность биатлона растет не день ото дня, а часа от часу. Мы должны использовать этот шанс.


«Олимпиада — это, прежде всего, борьба нервов»

— Какое впечатление на вас произвел Ванкувер?

— У меня остались прекрасные воспоминая о Ванкувере и Уистлере. Даже если захочешь к чему-то придраться, очень сложно найти, к чему. Может, что-то в организации было не так, например логистика оказалась не на высшем уровне. Но это, скорее, не от того, что не хотели сделать, а от того, что хотели сделать слишком хорошо. Ванкувер — великолепный, чистый, современный город. Люди в нем очень приветливые. Было видно, что они действительно рады Олимпиаде. Если бы не результат нашей общей сборной, было бы вообще все здорово.

— Выступление какой национальной команды вас особенно впечатлило?

— Великолепно выступили французы. Им удалось практически во всех гонках, за исключением двух-трех, завоевать медали. Это выдающийся результат. Они дают повод задуматься остальным командам, в том числе и нашей. Выведение спортсмена на пик формы именно к тому дню, когда это наиболее необходимо, — очень важное дело, если не сказать — самое важное в подготовке.

— А чем вы объясните такое количество «темных лошадок» в Ванкувере?

— Да, сюрпризов было очень много. Это и золотые медали Венсана Жея и Бьерна Ферри, «золото» и серебро» Анастасии Кузьминой, бронзовые награды Мари Лор Брюне, Мари Дорен и Павла Хурайта. Все это те спортсмены, которые на Кубке мира редко попадают в десятку лучших. Если же рассматривать спринтерскую гонку — там в распределение медалей вмешались и погодные условия. То, что творилось на стадионе, — невероятно, я такого никогда не видел! На старте был морозец, первые десять спортсменов стартовали по корке льда, — и вдруг в середине дистанции, когда эта десятка прошла два круга и два огневых рубежа, стеной начался мокрый снег с дождем, продолжавшийся минут двадцать. Получилось, что десять спортсменов успели дойти до финиша, а все остальные побежали по разбитой, водянистой лыжне. Кроме того, при таких условиях стрелять было невозможно, и у всех стал появляться огромный штраф. А по результатам спринта формировалась гонка преследования. Две гонки для фаворитов оказались перечеркнуты, за исключением Эмила Хегле Свендсена. Ему повезло, что он в спринте стартовал в первой десятке и завоевал «серебро», а в преследовании у него не заладилась стрельба.

— На последней Олимпиаде вновь была поднята проблема астматиков в спорте. Лыжница Юстина Ковальчик обвинила золотую королеву Ванкувера Марит Бьерген в использовании сильнодействующих противоастматических средств. У Туры Бергер неожиданно открылась астма, после чего она стала олимпийской чемпионкой. Бьорндаллен, Ханеволд также «страдают» этим недугом. Почему российским спортсменам не сделать подобные справки?

— Когда люди выступают в неравных условиях, причем не просто неравных, а катастрофически неравных, это не может не беспокоить. В некоторых странах количество спортсменов, болеющих астмой, близко к ста процентам. Насколько я знаю, страдающие этим недугом с трудом по лестнице поднимаются, а тут они бегают да еще выигрывают золотые медали! Я не пытаюсь поставить диагноз этих спортсменов под сомнение, хотя он тоже вызывает вопросы. Но если они действительно болеют астмой, зачем тогда самоистязанием заниматься? Мне кажется, что люди, которые чем-то болеют и отличаются от здоровых, должны участвовать в других соревнованиях, и там, пожалуйста, пускай используют любые препараты, какие им только необходимы для жизнеобеспечения. В нормальном же спорте такого быть не должно.

— Многие спортсмены жаловались на зверства допинг-офицеров в Ванкувере. Например, Магдалена Нойнер обвинила их в том, что они гоняли биатлонистов как на бойню. Так ли это было на самом деле?

— Мы об этом можем судить только по рассказам спортсменов, ибо никто из нас не присутствовал на допинг-контроле. Но такие факты озвучивались многократно. Друзья из федерации биатлона Украины мне рассказывали, что у одной из спортсменок допинг-пробу пытался принять мужчина. Это феноменально! И возмутительно. А нарушения случались неоднократно: поднимали спортсменов в 6 утра, когда им надо восстанавливаться, заставляя сдавать тесты на применение запрещенных препаратов.

— Есть категория великих спортсменов, которые становились многократными чемпионами мира и обладателями Большого хрустального глобуса, но так и не смогли стать обладателями олимпийского «золота». В чем принципиальное отличие Олимпийских игр?

— Чемпионат мира проводится каждый год, а Олимпиада — раз в четыре года. У спортсмена подсознательно возникает мысль, что Олимпиада для него может быть первой и последней, поэтому он просто обязан выступить на ней максимально хорошо. Спортсмены, конечно, пытаются избавляться от такой мысли, но обычно она настолько укрепляется в голове, что в итоге человек перегорает. И, как следствие, на свой главный старт выходит выжатый, как лимон. Олимпиада — это, прежде всего, борьба нервов. Кто сможет выдержать это давление, тот и окажется ближе всех к медалям.


Досье

Дмитрий Васильев родился 8 декабря 1962 г. в Ленинграде. Двукратный олимпийский чемпион в эстафете 4 х7,5 км (1984 г., 1988 г.), чемпион мира в этом же виде соревнований (1986 г.). Заслуженный мастер спорта СССР (1984 г.). Чемпион СССР 1984 г. и 1986 г. в гонке на 10 км, 1987 г. — в гонке патрулей на 25 км. На Играх в Сараево вся команда неудачно выступила в индивидуальных гонках. Завершающим стартом была эстафета. 1-й этап бежал Дмитрий Васильев. Он оторвался от преследователей на 1 мин. 07 сек. Юрий Кашкаров бежал 2-й этап и в целом пробежал успешно, по-прежнему занимая лидирующую позицию. Альгимантас Шална по пути к 1-му огневому рубежу сумел увеличить гандикап до 40 сек., а после стрельбы лежа ушел с отрывом от команды ГДР в 47 сек. Однако в стрельбе стоя он сделал 2 промаха. На заключительный этап отправился Булыгин, имея отставание в 18 сек. от немца Франка Ульриха. До первого огневого рубежа он настиг немца. На обоих рубежах стрелял чисто и уходил на финиш, имея преимущество в 17 сек. Ближе к финишу увидел, что соперники близко, но из последних сил добрался первым. На Играх в Калгари Васильев снова победил в эстафете и снова бежал 1-й этап. Отличительной чертой Васильева-биатлониста была скорострельность на огневом рубеже. До него спортсмены тратили на стрельбу 40-45 сек., он научился стрелять за 30 сек. В 1999— 2002 гг. Васильев — генеральный менеджер Союза биатлонистов России, сейчас — член правления СБР. Награжден орденами «Знак почета» и Дружбы народов.


Автор: Людмила Боброва