Русская версия
РУС
English version
ENG
Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Сентябрь-2010: олимпийский интерес российских и зарубежных компаний — участников Международного инвестиционного форума «Сочи-2010» (3492)
Ванкувер слезам не верит (3342)
Максим Федоров, главный редактор Издательского дома «МедиаЮг»  
Флаги в руки (3323)
Ирина Дымова  
В лучах славы (3265)
Спортивный всеобуч (3590)
Мотор! (3312)
Лото по-русски (3488)
Здравствуй, Дедушка Мороз! (3466)
Три года — как три дня (3736)
Максим Фёдоров  
«Новострой XXI»: уровни ответственности (5190)
Настройка на созидание (3914)
Сергей Семёнов  
Лакировка олимпийской действительности (3285)
Энергетическая башня (3381)
Игры с французским акцентом (4832)
И «звезда» с «звездою» говорит (3310)
Елена Яковлева  
Олимпийская миссия БОЛАРС (3386)
Идея бизнеса (3666)
Индустрия гостеприимства (3635)
Олимпийская дружба народов (3451)

«Ничего плохого в адрес Сочи руководители олимпийских структур публично говорить не могут и не будут»

№ 3-4 (2010)
Количество просмотров: 3425
Версия для печати


Всем сторонам, вовлеченным в проект «Сочи-2014», необходимо сохранить политическое лицо. Даже если у МОК и возникнут какие-то вопросы к России, их попытаются разрешить в рабочем порядке, полагает руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислав Туровский.

— Совокупные затраты на проект «Сочи-2014» составляют почти один триллион рублей. Насколько оправданы, по вашему мнению, такие астрономические инвестиции? Не впала ли Россия, как в свое время СССР, в гигантоманию?

— Да, тут, конечно, попахивает гигантоманией. На мой взгляд, затраты превосходят необходимый объем, я бы не считал их оптимальными.

Думаю, подготовить Олимпиаду можно было бы гораздо меньшими средствами. Но когда в дело включилось столько разных интересов — и политических, и финансовых, избежать сверхзатрат на Игры было невозможно. Так работает наша государственная машина, это ее особенность.

— Не рисковано ли брать на себя перед мировым олимпийским сообществом обязательства провести «лучшие в истории Игры», не будучи все-таки на сто процентов уверенными в результате?

— Мне думается, год-два назад этот вопрос был более актуальным — тогда рисков существовало больше. В последнее время, на мой взгляд, процесс подготовки к Олимпиаде вошел в нормальное русло, стал более организованным, практически без скандалов и акций протеста. Все-таки власти понимают, что уронить престиж России ни в коем случае нельзя, и принимают взвешенные решения. В том числе при выборе подрядчиков. Конечно, это можно было бы сделать и раньше, но слишком долго шли споры, переговоры по поводу того, кто какой кусок олимпийского пирога получит, менялись руководители в «Олимпстрое»…

— Председатель Координационной комиссии МОК Жан-Клод Килли назвал «Сочи-2014» крупнейшим строительным проектом в мире. Неужели прежде, в других олимпийских столицах, он не видел ничего лучше? Или же его восторженные заявления — это аванс России, от которой МОК действительно ждет организации идеальных Игр?

— Думаю, что здесь всем сторонам, по крайней мере публично, необходимо сохранить политическое лицо. Поэтому подобные высказывания МОК могли бы относиться к любой Олимпиаде.

Вообще, трудно вспомнить Игры, при подготовке к которым не было бы совсем никаких проблем, никаких обвинений. А позиция МОК, в сущности, всегда одна и та же. Нужно, чтобы была красивая картинка, чтобы было чем-то отчитаться, чтобы было, в конце концов, чем обосновать свой выбор, раз он уже сделан. Хода назад нет, поэтому ничего плохого в адрес Сочи руководители олимпийских структур публично говорить не могут и не будут. Даже если есть какие-то недостатки, их попытаются в рабочем порядке урегулировать, или, может быть, спустят дело на тормозах.

— В нынешнем году, в отличие от кризисного 2009-го,размер инвестиций в Олимпиаду государства и бизнеса практически одинаков. При этом ключевые объекты по-прежнему финансируют либо госкорпорации, либо близкие к государству структуры, участвующие нередко в проекте добровольно-принудительно. Как вы считаете, почему в списке инвесторов «Сочи-2014» практически нет независимых компаний?

— Я не изучал соотношение частных и государственных средств, но мне кажется, что бизнес начал активнее включаться в строительство олимпийских объектов. Может быть, эти инвестиции еще не пришли, может быть, просто по инерции считается, что на государство ложится основная нагрузка. Во всяком случае, у меня такое впечатление, что соотношение средств бизнеса и государства в проекте выровняется, а возможно, и перевесит в сторону бизнеса уже к концу этого года.

— На самом высоком уровне заявляется о заинтересованности России в участии в олимпийской стройке иностранных компаний. Между тем на поверку в Сочи их практически не видно. Не кажется ли вам, что организаторам выгоднее привлекать соотечественников, с которыми и контракты заключать дешевле, и договариваться легче?

— Участие иностранных компаний в олимпийском строительстве сейчас значительным не является. Может быть, их пытаются только на словах привлечь, а основную нагрузку на себя берет российский бизнес. Собственно, изначально предполагалось, что строительством будут заниматься крупные компании, близкие к Кремлю и правительству. Думаю, потребность в привлечении иностранцев в принципе существует. Они были бы полезны в некоторых узких нишах. Например, горнолыжный спорт в России развит слабо, тогда как в альпийских странах он переживает бум. Причем «под Олимпиаду» иностранцы, думаю, пришли бы в Россию. «Сочи-2014» — проект масштабный и особых рисков по сравнению с каким-нибудь среднестатистическим проектом, где, наверное, и следовало бы поостеречься, не содержит. Возможно, иностранцам стоит попытаться включиться в процесс в формате совместных предприятий, как это делается в других отраслях.

— Сочинский проект столкнулся с кадровой проблемой. После прошлогоднего заявления полпреда в ЮФО Владимира Устинова к строительству олимпийских объектов стали активнее привлекать жителей Северного Кавказа. Однако учитывая низкую их квалификацию, нет гарантии, что количество перерастет в качество. Скорее наоборот. Согласны?

— То, что в Сочи появилось множество рабочих мест, так необходимых в условиях кризиса, — плюс Игр. Однако если говорить о невысоком уровне специалистов, привлекаемых к строительству олимпийских объектов, то это беда всех российских проектов. Избежать неприятных сюрпризов можно будет только путем постоянного, усиленного контроля. Думаю, этот год является наиболее ответственным и критическим. По его итогам необходимо провести детальный анализ по всем олимпийским объектам, вплоть до мелочей, чтобы не возникало ситуаций, как с грузовым портом, разрушенным в декабре прошлого года во время шторма.

— Первые предолимпийские соревнования на строящихся в Сочи объектах пройдут уже в 2011 году. Ставится вполне логичная задача: на них должны блистать не гости, а хозяева. Недавно назначен новый президент ОКР — вице-премьер Александр Жуков. Хватит ли его на то, чтобы обеспечить к 2014 году ожидаемый всеми результат? Не окажется ли процесс подготовки национальной сборной к домашней Олимпиаде политизированным: победа любой ценой, как во времена СССР?

— Задачи поставлены серьезные. И гонка за результатом обязательно будет. Хотя хуже, чем в Ванкувере, выступить, наверное, будет уже сложно. В любом случае, резервы и возможности для того, чтобы улучшить результаты, есть. Это вопрос и политического престижа, причем персонального политического престижа лидеров государства. Привлечение же в ОКР Александра Жукова — это очередная попытка организовать процесс. Его менеджерские способности, интерес к спорту пойдут на пользу делу.

— И по прошествии трех лет после победы сочинской заявки в Гватемале далеко не все россияне уверены в том, что Игры-2014 «стоят свеч», особенно при таких затратах на них. Возможно, есть смысл властям усилить пропаганду этого проекта?

— Сомневающиеся в необходимости Игр есть и будут всегда. Нужна ли пропаганда — большой вопрос. Важнее избежать эксцессов во время самой Олимпиады. А в принципе, то сопротивление Играм общественного мнения, которое наблюдалось на первых порах, перешло в латентную фазу, не проявляется хотя бы на уровне акций протеста, — за счет частичного решения проблемы с жителями Имеретинской низменности, других точечных действий, хоть временами и болезненных. Разыгрывать политическую карту сейчас никто не стремится. Думаю, к этому вернутся ближе к Олимпиаде. А сейчас все сомнения пущены на самотек. И я ничего в этом плохого не вижу: тратить еще большие деньги на пропагандистскую кампанию было бы неразумно.


Автор: Максим Фёдоров