Русская версия
РУС
English version
ENG
Перейти на главную страницу Карта сайта

Другие статьи номера

Готовится специальный выпуск международного журнала «Вестник Олимпиады» (3942)
Сочи-2014: олимпийская арифметика (3988)
Максим Федоров, главный редактор Издательского дома «МедиаЮг»: сиять заставить заново (3990)
«Сочи — да!» (6389)
Виталий Дорофеев, Сергей Деркачев, Денис Савельев  
Себя показать (3974)
Виталий Дорофеев  
Момент истины (4161)
Максим Федоров  
«Олимпиада-2014»: возможности и риски (4212)
«Олимпстрой»: перезагрузка (5614)
Максим Фёдоров  
Климат — южный, ветер — северный (4375)
Артем Васильев  
На земле, в небесах и на море (3906)
Артём Васильев  
«Нам поручили важную миссию транспортного обеспечения Олимпиады» (4423)
Максим Фёдоров  
Олимпийский серпантин (4909)
Аппетит уходит во время езды (3879)
Павел Губский  
ЗАО «Воронежстальмост»: 2 млн. тонн металлоконструкций за 6о лет (4319)
KSB: качество и компетентность (4278)
«Сочинцы не нуждаются в прививках патриотизма» (3936)
Никита Логвинов, Денис Савельев  
Хорошо забытое (3871)
Сергей Деркачёв  
Вызов принят (5843)
Виталий Дорофеев  
«Россия может проснуться, когда этого никто не ждет» (4119)
Людмила Боброва, Ирина Родина  
Атланты держат небо (4096)

«Олимпиаду-80 еще никому не удалось переплюнуть»

№ 5 (2009)
Количество просмотров: 15010
Версия для печати


В ней гармонично соединились искусство и спорт, считает помощник главного режиссера XXII летних Олимпийскийх игр, академик, лауреат Государственной премии России «Грани театра масс» Валентин Алексеев.

Медведи не летают

— Уже никого не осталось из тех именитых режиссеров. Иосиф Михайлович Туманов, известный театральный режиссер и постановщик концертов и представлений, в конце 1930-х работал со Станиславским. В годы Великой Отечественной стал главным режиссером Московского музыкального театра. В 1960-х, будучи режиссером Большого театра, придумал дождь из розовых лепестков, которые осыпали артистов, выходящих на поклон. Этот прием он использует потом на Олимпиаде-80: девушки, одетые в греческие туники, устилали дорогу лепестками роз. Туманов, большой мастер массового театра, умел создать настоящий праздник. Кстати, подлинник написанного им сценария хранится в Санкт-Петербурге, в Институте культуры им. Крупской. Год спустя после Олимпиады Туманов умер.

Спортивная часть, которая составляла 50 процентов действа, лежала на режиссерах Борисе Петрове и Василии Губанове. Губанов делал спортивные праздники еще с 1930-х годов. Это он придумал живую вазу, которую потом показали в кинокомедии «Цирк». Спортивные режиссеры были в ответе за марш-парад. Это длинное действие, и нужно, чтобы все шло по маслу, без заминок. Для советских людей проход иностранных команд был уже сам по себе зрелищем. Хотя XXII летние Игры, из-за того что наши войска вошли в Афганистан, бойкотировали многие страны, в том числе Америка. В Москву приехали всего 80 команд. Для сравнения: Первые Всемирные юношеские игры в Москве в 1998 году собрали 147 государств. Олимпиада-80 должна была показать мощь и дружелюбие СССР. Для воплощения грандиозного праздника собрали лучшие силы. Кстати, первоначально главным режиссером Игр предложили стать Игорю Моисееву. Но он отказался: «Я спросил, буду ли напрямую общаться с Брежневым. Мне ответили, что по всем вопросам следует выходить на члена Политбюро Новикова, которого назначили председателем Оргкомитета Олимпиады-80, или, в крайнем случае, на Суслова. Дали подумать три дня. Но я сразу сказал «нет»… Моисеев дал  мне тогда ценный совет, которому я следую до сих пор: «Валя, всегда выходи только на первое лицо. Ниже не опускайся. Это помогает решить все организованно и быстро, без бюрократических проволочек».  

— Высшее руководство СССР вмешивалось в процесс создания сценария?

— Нет. Они знали, кому доверили дело. Организация была на высоком уровне. Наглядный пример: на генеральной репетиции пошел дикий дождь. Бумажные костюмы, которые рижские мастера пошили для массовки, потекли. Две с половиной тысячи человек нужно было одеть за сутки. Партия приказала — и платья изготовили в срок. Уже наши ателье.

И еще был энтузиазм. Самые прославленные коллективы участвовали в церемонии открытия и закрытия Олимпиады бесплатно. Для них это было почетно и престижно.

— Перед Олимпиадой-80 самый зрелищный номер — полет Мишки — хотели зарубить. Была даже крылатая фраза: «Медведи не летают». Что это за история?

— Действительно, глава Спорткомитета СССР Марат Грамов вынес резолюцию на сценарии: «Медведи не летают». Тогда Туманов отправился к Суслову отстаивать свой художественный замысел. Тот, надо отдать должное, идею оценил.

— А кто все-таки додумался запустить Мишку в небо?

— Сейчас, наверное, многие припишут авторство себе. Но официально считается, что автор идеи — Иосиф Туманов. Кстати, в 1963 году.  таким же способом мы запускали ракету. Конструкция представляла собой легкий алюминиевый корпус, обтянутый прорезиненной тканью. К лапам и ушам Мишки были прикреплены разноцветные шары, наполненные гелием. В лапе находился клапан. За Медведем вели слежение радары, чтобы, не дай Бог, огромная игрушка не приземлилась куда не надо. Клапан открыли, когда Мишка долетел до Воробьевых гор. Спустился, кажется, на газоны.

Со слезами на глазах

— Песня «До свиданья, Москва, до свиданья» стала символом Олимпиады-80. Почему выбор пал на Александру Пахмутову? Какие еще композиторы претендовали на написание олимпийского гимна?

— Для Пахмутовой в то время конкурентов не существовало. Она была лучшая. Тем более Александра Николаевна написала целый цикл песен на тему спорта. По-моему, восемнадцать. Помните замечательную «Трус не играет в хоккей»? Ее даже назвали хоккейным гимном. Пахмутова с супругом поэтом Добронравовым — заядлые болельщики. И с олимпийской песней у Пахмутовой в жилу вышло.

— Песня получилась душевная, почти домашняя. Партийные боссы не рекомендовали сделать ее более торжественной, учитывая важность момента?

— Нет. И в музыку они не лезли. В олимпийской хартии есть условие: заключительная часть — прощание со зрителями. Все должно происходить в минорном духе. Так сказать, со слезинкой. В других странах, принимающих Олимпиаду, на мой взгляд, этого не учитывают. У Пахмутовой в песне — никакой помпезности. И это оценил весь мир! Люди плакали, прощаясь с Олимпиадой, и за эти трогательные моменты полюбили нашу страну.

— Почему «До свиданья, Москва, до свиданья» спели Лев Лещенко и Татьяна Анциферова? И почему вместо живого звука звучала фонограмма?

Кое-какая борьба среди певцов была. Вроде бы сначала хотели, чтобы спел Иосиф Кобзон. Валерий Леонтьев как раз в силу входил — он бы мог. Юрий Антонов — тоже. Но, на мой взгляд, так проникновенно, как спел Лев, не получилось бы ни у кого.

Что касается фонограммы… В то время мы не имели таких мощных микрофонов, как сейчас. Микрофонов было всего два, и использовали их главнокомандующие на парадах. Мы все записывали на фонограмму — иного выхода не было. И потом, посмотрите, как обставлены церемонии открытия и закрытия олимпиад в других странах. У них концертная программа, концертная сцена. На зимней Олимпиаде в Турине, можно сказать, Лучано Паваротти выставили вместо Мишки. А нам на закрытии нужны были не Лещенко и Анциферова, а полет Мишки.

— Как оценило Олимпиаду высшее руководство, простые люди, коллеги-иностранцы?

— Очень высоко. Многие из постановочной части получили награды. В Олимпийский комитет от жителей СССР потоком шли письма с благодарностями за Игры-1980. Некоторые счастливчики увидели их живьем. Путевки на Олимпиаду давали через профком. Многие дома отдыха и санатории в Подмосковье были выделены специально для размещения людей, приехавших в Москву по таким путевкам.

Участников постановки Олимпиады стали приглашать в другие страны. В 1988 году мы с Борисом Николаевичем Петровым работали в Сирии, на X Средиземноморских играх. В 1991 году пригласили в Египет, помочь подготовить V Всеафриканские игры, в 2000-м — в Грецию, на открытие Олимпийского года.

Русский дух отдадут иностранцам?

— Поступали ли вам предложения принять участие в постановке сочинской Олимпиады? Возможно ли, что командовать парадом в 2014 году будут западные сценаристы и режиссеры?

— Да, переговоры по поводу Сочи-2014 я уже вел. Но конкретного пока ничего не предложили. Вообще, у меня такое впечатление, что сейчас больше заняты строительством и переселением людей. Но, надеюсь, старой гвардии что-то предложат.

Влияние Запада, конечно, велико. На «Евровидении» тоже работала большая команда иностранцев. И хорошо работала. Я отслеживаю тенденции и думаю, Олимпиаду-2014 года будут делать иностранные коллеги. Не исключаю, что пригласят зарубежного композитора. И, может статься, исполнение олимпийского гимна тоже поручат иностранцу.

— Как вы оцениваете постановки других олимпиад, в том числе последней, пекинской? Удается ли режиссерам передать дух страны, в которой проходят Игры?

По моему мнению, лучше нашей Олимпиады еще не было. В ней гармонично соединились искусство и спорт. Было душевно и тепло. Без особого пафоса. В Америке, например, его с избытком. Открытие Олимпиады в США — это фактически прославление флага Америки. Пекинская, конечно, передала национальный колорит. Барабанов было очень много, китайских песен. Но, на мой вкус, очень много техногенщины. Нет, все-таки Олимпиаду-80 еще никому не удалось переплюнуть. Может быть, конечно, во мне говорит патриотизм.

Мишкина тайна

До сих пор не ясно, как совершал «Ласковый Миша» свой легендарный полет в «сказочный лес». Существует несколько версий. В то время робототехника не была настолько развита, чтобы можно было позволить без труда управлять с земли шестиметровой махиной. Инженер-испытатель Трусов предложил запустить в небо человека, наряженного медведем, с привязанными к нему шарами, наполненными гелием. Сам Трусов и вызвался испытать аппарат. Сначала все шло хорошо, но неожиданный порыв ветра унес человека-медведя вверх. Он скрылся из глаз, и больше Трусова никто не видел. Говорили, что он погиб или, приземлившись, убежал за границу.

Затем изобретатель Юрий Мальцев предложил управлять Мишкой, манипулируя гелиевыми шарами. В задней лапе находилась кабинка для пилота. Во время испытания опять подул ветер, и Мишку сдуло к чаше с олимпийским огнем. Пилот погиб. При разборе трагического полета на ум пришла идея привязать шары только к ушам и лапам — для равновесия. Тренировки прошли удачно. Когда наступил апофеоз Олимпиады, на стадион выплыл резиновый Миша, из глаз которого катилась слеза. Он вел себя, как было задумано. Взлетел на заданную высоту, а потом, поменяв траекторию полета, по прямой стал двигаться в сторону Воробьевых гор. Как он приземлился, тоже загадка. По одной версии, рухнул прямо на улице, разгромив два пивных ларька, по другой — Михаила вместе с пилотом унесло до Можайского водохранилища. Сначала аппарат был управляемым, но потом вышел из-под контроля, и порывом ветра Мишку-дирижабль пригвоздило к земле. Пилот погиб. После Игр олимпийского Мишку видели в павильоне ВДНХ. Но знающие люди говорят, что публике демонстрировали клона. Настоящего летуна то ли сразу уничтожили, то ли спрятали в подвалы ВДНХ, где его съели крысы.


«Nobody managed to surpass Olympic Games-80»

Art and sports have harmoniously combined in it, considers Valentine Alekseev, the assistant of the main director of XXII summer Olympic Games, the academician, the winner of the State award of Russia of «The Sides of Theatre of Masses».

Bears do not fly

— Already there are no those eminent directors. Joseph Mihaylovich Tumanov in the late thirties worked with Stanislavsky. In days of the Great Patriotic War he became the main director of the Moscow Musical theatre.

In 1960, being the director of the Bolshoi theatre, he thought up a rain of pink petals, which showered the actors taking a bow. He uses this trick then on Olympic Games-80.

The sports part was the duty of directors Boris Petrov and Vasily Gubanov. Gubanov has been making sports holidays since 1930th. It was Gubanov, who had thought up a live vase, which was shown later in a comedy film «Circus».

Olympic Games-80 should have shown power and friendliness of the USSR. For the embodiment of a grandiose holiday the best forces were collected.

— Did the top management of the USSR interfere with process of creation of the scenario?

— No. They knew to whom had entrusted this business. The organisation was at high level. The wild rain began during dress rehearsal. The paper suits, which masters from Riga had sewed for mass meeting, began to flow. Two and a half thousand persons were necessary to be dressed in a day. The party ordered — and dresses were made in time by our studio already.

— Before the Olympic Games-80 they wished to turn down the most spectacular number — the flight of the Bear. There was even a catchphrase: «Bears do not fly». What is this story about?

— Really, the head of Sport committee of the USSR Marat Gramov took out the resolution on the scenario: «Bears do not fly». Then Tumanov went to Suslov to defend his art message. He appreciated the idea.

— And whoes idea all the same was to launch the Bear in the sky?

Now, probably, many people will attribute authorship to themselves. But officially it is considered that the author of idea is Joseph Tumanov. The design presented the light aluminium case fitted by rubberized fabric. The multi-coloured spheres filled with helium were attached to paws and ears of the Bear.

In a paw there was a valve. Radars were looking after the Bear, preventing the huge toy from landing in the wrong place. The valve was opened, when the Bear reached the Vorobyovy mountains. It went down, apparently, on the lawns.

With eyes full of tears

— The song «Good-bye, Moscow, good-bye» became a symbol of Olympic Games-80. Why Alexandra Pahmutova was chosen?

— For Pahmutova at that time competitors did not exist. She was the best. Moreover, Alexandra Nikolaevna wrote the whole cycle of songs on sports theme.

— Did party bosses recommend to make a song more solemn, considering importance of the moment?

— No. In Olympic charter there is a condition: a final part is a farewell to spectators. Everything should occur in minor rate. So to say, with a teardrop. And the whole world appreciated it! People cried, saying goodbye to the Olympic Games, and fell in love with our country for these touching moments.

— How did the top management, common people, colleagues-foreigners assess the Olympic Games?

— Many people from the production part received awards. Olympic committee received letters with thanks for Olympic Games-1980 from inhabitants of the USSR.

Participants of production of the Olympic Games were invited to other countries.

In 1988 Boris Nikolaevich Petrov and I worked in Syria, on X Mediterranian Games. In 1991 we were invited to Egypt, to help to prepare the V All-African Games; in 2000 — to Greece, for opening the Olympic year.

Will Russian spirit be given to foreigners?

— Whether you received offers to take part in organization of the Sochi Olympic Games? Whether it is possible, that the western script writers and directors will call the shots in 2014?

— Yes, I have already conducted negotiations on the occasion of Sochi-2014. There are no concrete offers yet. But, I hope, something will be offer to old guards. West influence is, of course, enormous. The big team of foreigners also worked on «Eurovision». And worked good. I trace tendencies and I think, the Olympic Games-2014 will be organized by foreign colleagues.

— How do you estimate organisation of other Olympic Games, including the last in Beijing? Whether It is possible for directors to show the spirit of the country where the Games take place?

— In my opinion, there have been no Olympic Games better than ours. Art and sports have harmoniously combined in it. It was sincere and warm. Without special pathos. In America, for example, there is a lot of it. The Beijing Olympic Games have, of course, passed national colour. There were a lot of drums and Chinese songs. But, as for me, it was too anthropogenic. All the same, nobody managed to surpass Olympic Games-80.

Bear's secret

Till now it is not clear, how «Sweet Bear» made its legendary flight to «fantastic wood». There are some versions. Engineer-verifier Trusov suggested to launch in the sky the person dressed up by a bear, with the spheres fastened to it filled with helium. Trusov himself volunteered to test the device. Everything went well, but the unexpected flaw carried away the person-bear upwards. Nobody saw Trusov anymore.

Then inventor Jury Maltsev suggested to operate the Bear, by manipulating helium spheres. In a hinder leg there was a booth for the pilot. During testing the wind had blown again, and the Bear was blown off to Olympic fire cup. The pilot was lost. Analysing tragical flight, came the idea to fasten spheres only to ears and paws — to reach the balance. Trainings were successful. When the apotheosis of the Olympic Games came, rubber Bear with tears in his eyes emerged to the stadium. He flied up on the set height, and then, having changed a flight trajectory, straightly began to move towards Vorobyovy mountains. It is a riddle also how it landed. According to one version, it crashed directly in the street, having crushed two beer stalls, to another — Bear together with the pilot was carried away to the Mozhaisk reservoir. At first the device was operated, but then got out of hand, and a flaw nailed the Bear-dirigible balloon to the earth. The pilot was lost.

After the Games Olympic Bear was seen in VDNH pavilion. But competent people say that a clone was showed to public. The real Bear whether was destroyed at once, or was hidden in VDNH basement, where it was eaten by rats.

Irina Varlamova


Автор: Ирина Варламова